Я - атеист
|   Начало   |   Анастасия   |   О верах и религиях   |   О науке   |   Религия и общество   |   Религия и люди   |   Атеизм   |   Христианство   |   Иудаизм   |   Ислам   |   Славянская мифология   |   Это интересно   |   Атеисты и агностики   |   Записки атеиста   |   Юмор   |   Словари   |   Дополнительные материалы   |   Карта сайта  |   Поиск по сайту  |

Сегодня
У славян: День Марены, богини зимы и смерти, жены Кощея
У христиан: Рождественский пост
Нет дат

Вы здесь: Главная страницаХристианствоХристианство на РусиРусская инквизиция

Русская инквизиция

Я-атеист Я-атеист
Гойя. Трибунал инквизиции
Гойя. Трибунал инквизиции

Верующие люди очень любят говорить, что на Руси и в России не было инквизиции. Что это достояние католической Европы.

Действительно ли это так?

Да, размах инквизиции в России европейского масштаба не достигал. Потому что в России церковь подчинялась светской власти. Но это не означает, что ничего подобного вообще не было.

По Архангельскому изводу Оленинской редакции Церковного Устава князя Владимира (составлен в конце 10 - начале 11 веков), "зелье" (то есть врачевание травами) было преступлением, находившимся в юрисдикции церковного суда. Врачевание рассматривалось как одна из форм чародейства, а чародеев, по данному Уставу, полагалось сжигать.

В 11 веке русская "Повесть временных лет" пишет: "Больше же всего через жен бесовские волхвования бывают, ибо искони бес женщину прельстил, она же - мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями". Почти то же самое впоследствии будет написано в "Молоте ведьм" - католическом руководстве по борьбе с ведьмами и колдунами. Причем российские костры начали разгораться за сотни лет до европейских.

Ознакомимся с примерами из русской истории.

13 век

1204 год. В Суздале сожгли "лихих баб", которые наколдовали неурожай.

1227 год. В Новгороде православные связывают и бросают в огонь четырех волхвов. Историк церковного права М.И. Бенеманский писал: "Что особенно для нас характерно, так это осуждение волхвов на смертную казнь при Архиепископском дворе и просьба пришедших на сей двор бояр избавить осужденных от смертной казни. Здесь столкнулись два воззрения: местное, самобытное русское и заносное - Византийское, - два права: гражданское и церковное. Последнее возобладало над первым".

Около того же времени в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг. Предложенные виды казни - "пригвоздить к стене и поджечь" и утопить. Житие Авраамия недвусмысленно называет тех, кто требовал его казни: "попы, игумены и священники, если бы могли, съели бы его живьем", "бесчинно попы, а также игумены ревели на него, как волы; князья и бояре не нашли за ним никакой вины, проверивши всё и убедившись, что нет никакой неправды, но все лгут на него".

Согласно "Кормчей книге" (сборнику церковных и светских законов 1284 года): "Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь". Данная мера наказания неоднократно применялась.

14 век

Во второй половине 14 веке в Новгороде возникло движение стригольников. Стригольники выступали против епископов, отрицали некоторые догматы и обряды. Духовенство назвало новую ересь "прямой затеей сатаны", её участников - "злокозненными хулителями церкви", "развратителями христианской веры". В 1375 году по настоянию новгородских епископов руководителей ереси утопили в реке Волхов. Затем стали вылавливать и казнить остальных участников движения в Новгороде и Пскове. Убийство еретиков одобрил и московский митрополит Фотий. В посланиях 1416-1425 годах, выражая благодарность псковичам за расправу над еретиками, он советовал им применять все средства уничтожения, однако без пролития крови, во имя "спасения души" казнённых. В результате многие стригольники были казнены.

15 век

1411 год. В Пскове сожгли 12 женщин за то, что эти "ведьмы" наслали на город чуму.

1444 год. Можайский князь Иван Андреевич велел сжечь боярыню Марью Мамонову "за волшебство". Отец князя - Андрей Дмитриевич - вёл переписку с игуменом Кириллом Белоозёрским, написавшим ему послание с советами по наказанию преступников.

В летописи 1438 года упоминаются "Святые правила святых апостолов" (имеется в виду 63-е правило Третьего Константинопольского собора, которое указывает сжигать "повести о мучениках, врагами истины лживо составленные"), согласно которым за ересь "огнём зжещи или живого в землю засыпати" ("огнём сжечь или живого в землю загрести"). Согласно Густынской летописи 17 века, в 1438 году митрополит Исидор "от священного собору осужден был на сожжение, но бежал из темницы".

В конце 15 - начале 16 века преследовалась "ересь жидовствующих". В 1490 году на Соборе еретиков отлучили от церкви и прокляли, а архиепископ Геннадий Новгородский "повелел посадить их на коней, спиной к голове коня, а на головы повелел надеть им заострённые берестяные шлемы, будто бесовские; на шлемах были венцы из соломы вперемешку с сеном. И приказал архиепископ водить их по городу, и всем встречным приказал плевать. После же повелел сжечь шлемы, бывшие у них на головах. Так поступил этот добрый пастырь, чтобы устрашить нечестивых и безбожных еретиков - и не только их устрашить, но и всем показать зрелище, исполненное ужаса и страха, чтобы видевшие его укрепились в правой вере". Нечего сказать, действительно "добрый пастырь". Архиепископ Геннадий причислен к лику святых.

Митрополит Новгородский Геннадий Гонозов требовал от московских властей массовых казней и ссылался в качестве примера на Испанию: "Как нам тогда свести срам со всей земли? Вон фряги какую крепость держат по своей вере: сказывал мне цезарский посол про шпанского короля, как он свою землю-то очистил!" Аналогичные предложения Гонозов рассылал своим коллегам в разных городах: "Еретиков казнить, жечь и вешать, пытать их накрепко, чтобы дознаться, кого они прельстили, чтобы искоренить их совсем и отрасли их не оставить".

А кого, кстати, считали тогда еретиками? Ну, например, того, кто говорил, что икона - точно так же, как и идол языческий, - дело рук человеческих и поклоняться ей поэтому глупо. Тех, кто говорил, что в момент причастия прихожанам дают не кровь и не тело Христово, а простое вино и хлеб.

16 век

1504 год. В летописи упоминаются 8 сожженных "жидовствующих еретиков" и "иных многих еретиков сожгоша". Одним из инициаторов сожжения был игумен Иосиф Волоцкий, также причисленный к лику святых. Сожжения поддержал и наследник великого князя Василий Иванович, через год занявший престол.

В конце 1504 года в Москве по инициативе митрополита Симона и Иосифа Волоцкого состоялся церковный собор для суда над еретиками. Собор, с согласия великого князя, приговорил еретиков к смертной казни. В специально построенную клетку заключили Ивана Курицына, Дмитрия Коноплёва и Ивана Максимова и сожгли их вместе с клеткой на льду Москвы-реки.

В феврале 1505 года фогт Нарвы сообщал, что "Волк, секретарь старого великого князя, сожжен со многими другими русскими из-за некоей ереси, которая среди них распространилась. И этот (имеется в виду князь Василий) велит еретиков в любое время хватать, где их только можно выследить, и приказывает их сжигать".

В 1554 году московский дворянин Башкин прочитал Новый Завет и обнаружил там тезис о том, что все люди равны перед Господом. А значит, никаким монахам и попам они поклоняться не должны - только богу. За свои воззрения дворянин был приговорен к пожизненному заключению. Хотя многие иерархи настаивали на казни.

1569 год. Плотники Неупокой, Данила и Михаил были сожжены за употребление в пищу запрещённой церковными правилами телятины.

1575 год. В Новгороде сожжено 15 женщин.

Наказания в виде сожжения заживо в срубе за богохульство стало обычным при патриархе Иове (1589-1605), который сам в одном из своих сочинений одобрял казнь языческих жрецов. Английский посланник Флетчер, проживший в Москве полгода, стал свидетелем одной из казней: "муж и жена были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики".

1591 год. Царь Федор Иоаннович приговаривает к казни несколько колдунов в Астрахани за насылание порчи.

17 век

1605 год. Был сожжен некий Смирный за то, что "покинул веру христианскую да обусурманился". Согласно летописи, "бусурмана Смирного сведал, что он убусурманился, повелел ему дать разные муки, а напоследок же его окаянного велел обдать нефтью и повелел зажечь".

В январе 1605 года грамота московского правительства о появлении Лжедмитрия в северные города сообщила: "Люди, которые в государстве за их богомерзкие дела приговорены на сожжение, а другие к ссылке, бежали в Литовскую землю за рубеж и злые плевелы еретические сеяли".

1623 год. В Грамоте Михаила Федоровича тобольскому архиепископу Киприану о сожжении говорится, как о наказании, положенном за "великие духовные дела".

1647 год. Царь Алексей Михайлович приказывает "на площади в струбе, облокши соломою, сжечь женку Агафью и мужика Терешку Ивлева" за колдовство.

В 1649 году на Земском соборе был принят свод законов Русского государства - "Соборное уложение 1649 года", согласно которому на законодательном уровне предполагалась казнь за ересь, иноверие, богохульство и т.п.: "Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь". Интересна также 24 статья 22 главы "Уложения": "А будет кого бусурман какими нибудь мерами насильством или обманом русского человека к своей бусурманской вере принудит, и по своей бусурманской вере обрежет, а сыщется про то допряма, и того бусурмана по сыску казнить, сжечь огнём безо всякого милосердия. А кого он русского человека обусурманит, и того русского человека отослать к патриарху, или к иной власти, и велети ему учинити указ по правилам святых апостол и святых отец". "Уложение" было подписано всеми участниками Собора, в том числе высшим духовенством. Среди подписавших был и архимандрит Никон, через несколько лет ставший патриархом. В дальнейшем казни еретиков происходили уже государственными властями, но по указу духовенства. "Когда нужно было кого-то пытать духовное начальство посылало обвиняемого к светскому начальству".

В начале 1653 года появился царский указ о том, что те люди, которые "учнут к вядуном и к ворожеямь приходить или ведовства какова держатца или костьми или инымь чъмь учнут ворожит или которые учнут людей портить и по нашему указу такихь злыхь людей и врагов Божиихь велено во обрубех, обложивше соломою, жечь на смерть безо всякие пощады". По городам и весям разлетаются столичные указы, требующие усилить борьбу с колдунами. За хранение запретных книг и подозрительных предметов можно было угодить на костер. Подозрительными предметами объявлялись даже коренья, которые традиционно использовались народной медициной. "Преступников" сжигали прямо в их собственных домах.

Австрийский дипломат фон Мейерберг, бывший в России в 1661-63 годах, сообщает о правах патриархов: "судят всякие дела, относящиеся к духовенству, церковному послушанию и христианским нравам, и никогда не получают у царя отказа на просьбы об утверждении этих приговоров".

Иностранцы, побывавшие в Москве в этот период, рассказывают о сожжениях еретиков, как очевидцы: "Ересь наказывается огнем. Еретик выходит на кровлю небольшого домика и оттуда спрыгивает во внутренность; на него бросают солому с лучинами; пламя скоро задушает его. Довольно и слишком строго это наказание", "Тех, которые возбуждают какие-либо сомнения относительно веры, заключают в небольшие деревянные домики и сжигают живыми и выглядывающими оттуда".

1666 год. Схвачен и сожжён старовер-проповедник Вавила. Современник старец Серапион писал по этому поводу: "богомерзкий чернец Вавилко сожжён за свою глупость". В том же году на берегу Днепра сожжены шесть ведьм.

1671 год. По подозрению в колдовстве сожжена монахиня Олена. Она под пытками не призналась в колдовстве, что было оценено как отягчающее вину обстоятельство. Вместе с ней на костер отправили человека, у которого нашли тетрадку с какими-то рецептами. Тогда же в Печенгском монастыре был сожжен старообрядец Иван Красулин.

1671 - 1672 годы. В Москве сожжены старообрядцы Авраамий, Исайя, Семенов.

1671 год. Старообрядец Иван Красулин сожжён в Печенгском монастыре.

1672 год. В Муроме по царскому указу сожгли старообрядца старца Трофима, "который Троицы Сергиева монастыря крестьян учил к церкви божии не ходить и у священников не благославлятца и сам в церковь божию не ходил".

1674 год. Боярыня Морозова, представительница знатнейшего рода, открыто сделала свой дом центром старообрядчества в Москве. В ночь на 14 ноября 1671 года архимандрит Иоаким (позже ставший патриархом) со своими людьми явился в дом Морозовой и распорядился заковать непокорную в кандалы. Вскоре её вместе с сестрой и подругой перевели в монастырское заключение. Все три, несмотря на уговоры, продолжали держаться старобрядчества. В конце 1674 года к упорствующим староверкам были применены радикальные способы увещания: пытка на дыбе и плети. Не добившись успеха, Морозову решили сжечь, но старомосковское боярство обратилось к царю с протестом - Морозовы были одним из высших аристократических родов московского государства. Сожжение было заменено тюрьмой. В 1675 году три знатные узницы были уморены голодом, в то время как сидевшая вместе с ними простая инокиня Иустиния была сожжена. Сохранились подробности смерти трёх женщин: они умоляли стражников: "Помилуй мя, даждь ми колачика", в ответ же от имевших строгие приказания стражников слышали: "Боюсь" и "Не имею".

Тот же 1674 год. Женка Федосья, обвиненная в порче, попала на костер в Тотьме. Перед казнью она заявила, что никого не портила, поклепала на себя не стерпев пытки.

1675 год. 14 человек (7 мужчин и 7 женщин) по царскому указу были сожжены в Хлынове (Вятка) за то, что они "восточной апостольской церкви не повинуются". Изначально осуждённых было в два раза больше, но "из тех раскольников с пытки чернец да 12 человек женского полу от церковного роскола престали и к церкви божии приходят", ещё два хлыновских старовера не выдержали пыток и умерли до казни.

1676 год. В селе Сокольском было повелено сжечь Панко и Аноску Ломоносовых, колдовавших с помощью кореньев: "Сокольскому пушкарю Панке Ломоносову и жене его Аноске дать им отца духовного и сказать им их вину в торговый день при многих людях, и велеть казнить смертью, сжечь в срубе с кореньем и с травы". В том же году сожгли старообрядца инока Филиппа.

Все тот же 1676 год. «Февраля в 19 день пришёл государской указ к боярину и воеводам к Петру Михайловичу Салтыкову с товарищи о церковных раскольщиках, которые объявятся в расколах, и тех людей велено расспрашивать и приводить трикратно. И буде не повинятся, и велено зжечь и пепел их развеять, чтоб и костей их не осталось. А которые объявятся в молодых летах, и тех людей поневоле приводить и бить, и наказание им чинить, и буде не обратятся велено потому же жечь. И февраля в 28 день сожжены в струбе поп Степан, да дьякон Феодот, да старец Никон". Таким образом, по указу Алексея Михайловича сожжению подлежали все нераскаявшиеся раскольники. В том же 1676 году старообрядец инок Филипп, который наладил связи Аввакума с центрами раскола, "сожжен огнём бысть" в Москве.

1677 год. "Мишка Свашевский после долгого и запутанного сыска был сожжен и главной причиной этой строгости были найденные у него отречение от Бога и заговор с обращением к бесам". В том же приказе сказано: "сложное дело Мишки Сващевского, кончившееся смертным приговором для обвиняемых" - множественное число, т.е. казненных было, как минимум, двое. В Черкасске сожжен поп-старообрядец.

В начале 1682 года был составлен текст указа о создании Славяно-греческой академии, назначавший сожжения за многие виды религиозных преступлений.

14 апреля 1682 года были сожжены стараобрядцы протопоп Аввакум и три его товарища по заключению: Феодор, Епифаний и Лазарь. В литературе часто упоминается мотивация приговора: "за великие на царские дом хулы", но она взята не из официального документа, а из записок графа А.С. Матвеева, написанных уже после 1716 года. Сожжение на костре в законах того времени предусматривалось только за религиозные преступления и за поджоги. Последнее обвинение, очевидно, было неприменимо к находящимся в многолетнем заключении четырём узникам. Кроме того, в сочинениях Аввакума сохранились сведения о сожжении еще около 100 староверов. Сводный старообрядческий Синодик сообщает о нескольких групповых казнях в Казани: "в Казани по многих муках сож, инока Гедеона и иже с ним. Инока Корнилия и прочих 40. Инока Илариона".

Снова 1982 год. Сожжена Марфушка Яковлева, обвиненная в наведении порчи на царя Фёдора Алексеевича.

1683 год. 22 октября светские власти приговорили к сожжению старообрядца Варлаама. Варлаам не выдал ни одного единоверца, отражая вопросы следователей простым приёмом - ссылаясь только на уже казнённых: "Раскольников Варлаам никого не знает. А которые де раскольники в Новгородском уезде были, и те де ныне четырнадцать человек в Великом Новгороде сожжены". Тобольскими властями сожжено нескольких раскольников. В Дмитрове сожжён старовер Яков Калачник.

1683 год. Царская грамота светским властям Пскова (воеводе Б. П. Шереметьеву и дьяку Н. Кудрявцеву) сообщает: "Писали вы нам великим государям, что прислал к вам преосвященный Маркелл, Митрополит Псковский и Изборский, раскольщиков пскович к градскому суду». К "градскому суду" призывал отсылать изобличенных раскольников Собор 1681 года. Воевода стал "убеждать" старообрядцев отречься от заблуждений: "Августа 28 дня Псковичи посацкие люди Мартинко Кузьмин да Ивашко Меркурьев, которые присланы из Митрополичья Приказу в раскольничестве, к пытке привожены и пытаны". Кузьмину "было сто ударов, и огнём и клещами жжён многажды", Меркурьеву "было сто ударов и клещами зжен". В результате оба кардинально поменяли убеждения. Позже Меркурьев был снова арестован и сожжен. Приговор заключался в следующем: расколоучительство, рисование четвероконечных крестов в Библии, исполнение обрядов крещения и исповеди не священником.

1684 год. Царевна Софья Алексеевна подписала указ "о наказании рассеивающих и принимающих ереси и расколы", если "с пыток начнут в том стоять упорно же, а покорения святой церкви не принесут" "по троекратному у казни вопросу, будет не покорится, сжечь". В этом же году был сожжен старообрядческий проповедник Андроник "за ево против святаго и животворящаго креста Христова и Церкви Ево святой противность казнить, зжечь".

29 января 1684 года была сожжена Мавра Григорьева. "В роспросе она сказала в церковь де божию она молится не идёт и тремя первыми персти во образ святые Троицы отца и сына и святого Духа знамение честного креста на себе не полагает для того что де её отец духовной бывшеи протопоп Аввакум которои прежде служил на Москве у церкви Казанской богородицы и после де того он в ссылки в Пустозёрском остроге казнен и он де Аввакум еи Маврутке в церковь ходить и тремя персты знамения на честного креста на себя полагать не велел. И она Маврутка пытана, а на пытке в три стряски двадцать пять ударов дано, а о пытке она говорила те ж свои прежние речи тремя де первыми персты во образ святые Троицы креститися и в церковь божию и к отцам духовным ходить исповедываться не будет, а про мужа своего Мартынка Васильева и про Проньку Левушникова сказала, что де она не ведает куда они из Колского острога в прошлом году сошли. Маврутку за её богохульные слова велел казнить смертью cжечь в струбе. Да после де его Аввакума была она на духу с мужем своим Мартынком у священника Полиекта которого в Боровски сожгли с четырнадцатью человеки".

Все тот же год. Был "послан на Двину стольник московских стрельцов Федосей Козин, а велено ему дать на Двине колмогорских стрельцов триста человек с ружьем и с теми стрелцами ехать в Каргополь и в Каргополской уезд для сыску воров и церковных расколников и тех воров и расколников з женами и з детми переимать и, перевязав, привесть на Двину и отдать преосвященному Афонасию, архиепископу Колмогорскому и Важескому, для роспросу, и которые расколники святей церкви ни в чём повиновения не принесут и учнут стоять в своей затверделой мерзости упорно, и тех воров велено прислать к нам, холопем вашим, в приказную избу, а нам, холопем вашим, велено тех воров зжечь". Схваченный старообрядец Андроник отказался "принести повиновение святей восточной апостольской соборной церкви". Приговор ему от 8 апреля 1684 года гласил: "Того черньца Андроника за ево против святаго и животворящаго креста Христова и Церкви Ево святой противность казнить, зжечь".

В августе 1684 года в Каргополе был сожжён Авраамий Леонтьев "за раскол и противность против церкви Божии". От 18 ноября 1684 года сохранилась царская грамота новгородскому митрополиту Корнилию о том, что раскольник Федор Михайлов приговорён к сожжению (осуществление приговора возлагалось на светскую власть, воеводу).

1685 год. Иностранцы свидетельствовали, что на Пасху по указанию патриарха Иоакима сожгли в срубах около 90 раскольников.

1685 год. В Вологде сожжены староверы. Вологодская летопись свидетельствует о том, что "крестьянин, Першуткою звали, и того сожгли по указу Великих государей на Вологде в струбе с иными".

1687 год. Документ об учреждении Славяно-греко-латинской академии требует: "Всякого чина духовным и мирским людям, волшебных, и чародейных, и гадательных, и всяких от церкви возбраняемых и богохульных и богоненавистных книг и писаний у себя никому весьма не держати и по оным не действовати, и иных тому не учити... таковый человек за достоверным свидетельством без всякого милосердия да сожжется".

В 1687 году в Якутске был сожжён за колдовство дворянин И.С. Жеглов.

1689 год. В деревянном срубе на Красной площади сожжен протестантский пастор Квирин Кульман.

1689 год. Казнен русский поэт, историк и просветитель Сильвестр Медведев за чтение "неправильных" книг и мелкие теоретические разногласия с церковью.

8 января 1690 года в срубе были сожжены два колдуна: Д. Прокофьев и Ф. Бобылев. После этого регулярные сожжения прекратились, но не закончились. Нельзя считать случайным совпадением, что именно 17 марта 1690 года скончался патриарх Иоаким. Накануне смерти Иоаким созвал Поместный Собор РПЦ. В Соборном приговоре было помянуто сожжение еретиков в 1504 году как образец для наказания еретикам, вернувшимся после покаяния к прежним взглядам. Таким образом, Иоакиму РПЦ обязана тем, что казнь еретиков через сожжение была официально одобрена высшим органом церковной власти на Руси.

Посетившие Московию иностранцы свидетельствуют о том же. Швед Петрей сообщает, что на Руси в 17 веке еретиков сажают на кол, а трупы сжигают. Англичанин Флэтчер был свидетелем того, как в Москве в специально построенном срубе сожгли двух еретиков - мужа и жену. Это было сделано в полном соответствии с церковным Соборным уложением 1649 года, которое прямо требовало сжигать колдунов и еретиков заживо.

18 век

1702 год. За колдовство и богоотступничество сожгли монаха Саввино-Сторожевского монастыря Дионисия.

Питер Генри Брюс, повествуя о великом московском пожаре 1713 года, описывает такой случай: "Тогда один бедняга, исполненный суеверий, видя, что огонь грозит пожрать все его достояние, взял икону святого Николая и, держа ее между собой и бушующим пламенем, принялся отчаянно молить святого о защите, но все было напрасно: огонь скоро охватил весь его дом. Этот человек так разгневался на святого, что бросил его образ в огонь, говоря: "Ты не хотел помочь мне, теперь помогай себе сам!" Это дошло до ушей духовенства, и бедняга был приговорен к сожжению заживо"

.

1714 год. 29 ноября в срубе на Красной площади сожжен Федор Иванов, отрицавший божьи чудеса и почитание икон. Приговор подписали представители светской власти (члены московской Сенатской канцелярии). Но основную роль сыграл Освященный церковный собор во главе с местоблюстителем патритаршего престола Стефаном Яворским. 24 октября церковный Собор отлучил Фёдора Иванова от церкви, предал проклятию и выдал для казни градскому суду.

1720 год. Сожгли Минку Буслаева "со товарищи" за порчу.

1721 год. За богохульство по императорскому указу был сожжен дьякон Василий Ефимов за то, что "вместо славы нанёс хулу имени Божью".

В дневнике немецкого камер-юнкера Берхгольца передан следующий рассказ о казни: "2 октября 1722 года. О невообразимой жестокости русского народа посланник Штамке рассказывал мне ещё одну историю, которой за несколько лет в Петербурге сам был свидетелем. Там сожгли заживо одного человека, который во время богослужения палкой вышиб у епископа из рук образ какого-то святого и сказал, что по совести убежден, что почитание икон есть идолопоклонство, которое не следует терпеть. Меня уверяли, что за несколько лет перед тем брат этого человека был сожжён за подобный проступок".

Летом 1725 года астраханский епископ Лаврентий сообщил Синоду о том, что "сысканы в Астрахани церковные раскольщики и еретики два человека, учитель раскольнической Денис Лукьянов да Матвей Николаев". "Денис, по многим увещаниям от того расколу и разврату доселе не обращается, и на православную христианскую веру хулить не предстает, называет её верою новою, и пред святыми иконами покланяться не хощет, и таинства святой церкви уничтожил и попрал". "Вышеозначенный ученик Денисов раскольник Матфей допрашиван, а на допросе не восхотел никакого слова говорить и не говорил, токмо показывал рукою, персты согнувши, как по раскольническу кресту на себе полагает". Затем "приказали мы оных раскольников, яко непреклонных и непокаянных, от правой христианской веры отступивших, отослать для экзекуции в Астраханскую губернскую канцелярию, которые с преморией и отосланы, а что оным учинено будет, о том в Святейший Синод репортовать будем немедленно". Оным было учинено следующее: "зжены огнём, и с огня Матвей Николаев о расколе ничего не говорил и был на виске [дыбе] бессловесен", "а помянутым Лукьяновым в расколе в застенке спрашиван, на что объявил, что святой церкви не повинуется, и будучи в той конторе под арестом он, Денис, умре, и по Её императорскому Величества указу, по Уложению I гл. 1 ст., мертвое тело его сожжено. А Матвей Николаев в застенок вторично вожен и на виску подъиман, которым де не розыскивано того ради, что у него спина от прежнего розыску огнила до костей, и будучи он на виске, ничего не говорил же. И по ея императорского Величества указу и по Уложению I гл. 1 ст. за церковный великий раскол он, Матвей, сего октября 8 числа казнён смертью, жив сожжён".

1730 год. Приговорены к сожжению за богохульство 19-летний солдат Филипп Сизимин и дворовый Иван Столяр.

1731 год. Выходит императорский указ о сожжении не только деревенских лекарей-колдунов, но и всех, кто обращался к ним за помощью.

1732 год. Жена симбирского посадского знахаря Якова Ярова донесла на своего мужа, что видела, как он "по книгам своим еретическим чинил еретичество и молился на запад левою рукою ниц"; а когда она была беременна, якобы, говорил: "Ежели родит, чтобы того младенца отдать крестить отцу ево Сатанаилу". Сам Яров на допросе в Симбирской ратуше винился, что, найдя "приворотную к блуду" книжку отрекся от Христа, призвал Сатану, неких еретиков Дионисия и Варлаамия и назвал себя их рабом. Хотя дальнейшие показания были противоречивы, Ярова, так и не принесшего церковного покаяния, сожгли 18 марта 1736 года.

При этом светские власти выступали против подобных мер. В 1737 году рязанский архиерей доносил синоду, что ему, при его старости, трудно разглагольствовать с раскольниками и находил, что лучше бы смирять их постом и плетьми. На это он получил такой ответ: "Надобно раскольников наставлять по-пастырски, словом учительским, и за трудность оного не почитать, ибо всякое дело труду есть подлежательно, а кольми паче надлежит приложить труд свой о человеке, гиблющем душою, к чему его преосвященство призван и таковым характером почтен". Именным указом Анна Иоанновна укорила духовенство за частые безосновательные доносы, пригрозив ложным доносчикам лишением сана и ссылкой.

1738 год. Две женщины были сожжены в срубе за то, что во время литургии выплюнули святые тайны - суд сослался на Соборное Уложение 1649 года. Женщины были арестованы по донесению сибирского архиепископа.

1738 год. Поручик Александр Возницын перешел в иудаизм и сделал себе обрезание. Об этом знали только три человека - сам Возницын, еврей Борух Лейбов, который убедил поручика сменить веру, и жена поручика. Она донесла куда надо. Лейбов и Возницын были полностью изобличены и сожжены заживо . Доносчица получила в награду землю с крестьянами "за правый донос". Стучали друг на друга даже члены одной семьи. Во истину "И враги человеку - домашние его" (Матфея 10:36).

1738 год. Тойгильда Жуляков был сожжён за то, что он "крестясь в веру греческого вероисповедания, принял снова магометанский закон и тем не только в богомерзкое преступление впал, но и клятвенное свое обещание, данное при крещении презрел, чем Богу и закону его праведному учинил великое противление и ругательство". Казнь была совершена "при собрании всех крещеных татар", "на страх другим таковым, кои из магометанства приведены в христианскую веру".

1738–39 годы. Дела о переходе в иную веру окончились четырьмя сожжениями.

1739 год. Сожжена башкирка Кисябика Барясова: "оной татарке за три побега и что она, будучи в бегах, крещеная обасурманилась, учинить смертную казнь - сожечь.

1743 год. Мордвин Несмеянко сожжен за то, что отрекся от православия.

В 1754 году к сожжению приговорили колдуна М. Маркова, продавшего крестьянам "заговорный воск", чтобы с его помощью колдовским образом умертвить жестокого помещика. В 1763 году был приговорён к сожжению крестьянин А. Козицын, по мнению судей "чародей и волшебник, который имел волшебство и заговор с дьяволом". Но сожжение обоим "колдунам" заменили наказанием кнутом, вырезанием ноздрей, клеймением и ссылкой на вечную работу.

В 1754 году сенат решил освободить от пыток детей моложе 17 лет. Церковь выразила протест.

Последнее известное сожжение произошло в 70-е годы 18 века на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку.

В 1792 году были приговорены к сожжению несколько духоборов, но помилованы ссылкою в Сибирь.

Это всего лишь случаи, ставшие известными.

Было дело, Русская православная церковь даже объявила войну иноверцам. Во время взятия литовского города Полоцка русскими войсками там была учинена форменная религиозная резня - всех иудеев утопили, а католикам отрубили головы. Это произошло потому, что московский митрополит объявил целью военной кампании священную борьбу православия против иноверцев.

Наибольшего размаха православный террор достиг во времена церковного раскола, когда церковь развалилась на две части - никониан и старообрядцев. Основное отличие между ними состояло в том, что первые крестились тремя пальцами, а вторые - двумя. Естественно, обе фракции тут же объявили друг друга еретиками.

Никониане тут же начали борьбу со старообрядцами, причем никониан поддерживала царская власть.

"В Казани никонияне тридцать человек сожгли, в Сибири столько же, во Владимире - шестерых, в Боровске - четырнадцать человек", - фиксирует документ той эпохи.

Монахи Соловецкого монастыря не согласились с некоторыми построениями никониан. Дело дошло до восстания. Никониане подтянули войска. Восемь лет продолжалась осада монастыря. После чего он был взят, а все монахи казнены.

После этого на волне энтузиазма никонианами был заживо сожжен вместе со своими ближайшими сподвижниками предводитель старообрядцев Аввакум, к тому времени давно сидевший в тюрьме.

Но в 1685 году вышел уже официальный указ о сожжении заживо за старообрядчество. Староверов выискивали по всей стране. Многие старообрядцы, не дожидаясь арестов, сами сжигали себя в своих скитах.

Общее число пострадавших староверов неизвестно. Русский историк Татищев по свежим следам полагал, что "Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали".

Главарь староверов Аввакум в ожидании казни писал о насильственном внедрении никонианства на Руси: " Наших на Москве жарили, да пекли: Исайю сожгли, и после Авраамия сожгли, и иных поборников церковных многое множество погублено, их же число Бог изочтет. Чудо, как то в познание не хотят прийти: огнем, да кнутом, да виселицею хотят веру утвердить! Которые-то апостолы научили так? Не знаю. Мой Христос не приказал апостолам так учить, еже бы огнем, да кнутом, да виселицею хотят в веру приводить".

Однако староверы были тоже далеко не невинными. Если бы власть поддержала последних, в стране творилось бы то же самое. В письме царю Федору Алексеевичу тот же Аввакум писал о никонианах: "А что, государь-царь, как бы ты мне дал волю, я бы их, что Илья-пророк, всех перепластал в единый час... Перво бы Никона, собаку, рассекли начетверо, а потом бы никониян."

Однако до конца старообрядчество уничтожить не удалось. До сих пор существуют староверы. Впрочем, по сей день кое-где существуют и язычники-огнепоклонники.

Наказывали именем Божьим не только "отступников" и "еретиков", но даже и тех, кого не в чем было подозревать. Просто за не очень почтительное поведение. Например, на тех, кто позволяет себе разговаривать в храме, надевали кандалы. Силой заставляли людей ходить в церковь. В конце 18 века епископ Велико-Устюжский распорядился: "Буде же кто леностью и нерадением во святую церковь ходить не станет, такого побуждать и увещевать непременно. А ежели во втором и третьем увещевании и понуждении кто непреклонен и упрям окажется, садить в цепь и колодки". Вот так. Не хочешь - заставим.

То же самое продолжалось и в 19 веке. Когда в 1866 году физиолог Сеченов выпустил книгу "Рефлексы головного мозга", церковь потребовала отправить автора в ссылку. В ссылку ученого не отправили, но некоторое время книга была запрещена к продаже.

Первый российский уголовный кодекс - "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года" - содержал большой перечень статей, связанных с уклонением от веры. Все они приведены здесь.

Даже в конце 19 века в России за религиозные "преступления" сажали людей. Доля "религиозных преступников" достигала двух процентов от всех осужденных.

И в 20 веке сажали. В России с 1904 по 1913 год с подачи церкви было осуждено больше 8 тысяч человек за ересь. Духовенство внушало трудящимся мысль о "богоустановленности" царской власти, помогало самодержавию подавлять крестьянские восстания. Неудивительно, что во время революции крестьяне расстреливали священников за помощь белогвардейцам.

Дореволюционным рабочим, которые в большинстве своем жили в рабочих казармах и фабричных квартирах, вменялось в обязанность посещать службу в воскресные и праздничные дни. Уклоняющихся брали на учет, а упорствующих выгоняли с работы и из общежития. Попы регулярно обходили квартиры рабочих, собирая на праздничные молебны. Непустившего в квартиру попа и недавшего на молебен могли с семьей выгнать из заводской квартиры.

Также и с церковными обрядами. Они были законодательно обязательны. Когда кто-нибудь с умилением пишет о толпах горожан, идущих в праздник в храмы, то он просто не знает той действительности. Попробуй не пойди. Это уже сигнал "куда следует". Даже поведение в церкви было законодательно регламентировано: как стоять, как кланяться, как прикладываться к иконе.

Интересно, улучшилась ли ситуация в наши дни?


Оглавление
Христианство на Руси

Назад
Крещение Руси

Дальше
Подмена славянских праздников

Яндекс.Метрика
0.018